К. Г. Юнг об НЛО

Письмо Юнга в газету "Вельтвохе" (Цюрих) было написано в ответ на просьбу редактора об интервью и опубликовано в № 1078 от 9 июля 1954 года. В том же номере вслед за письмом были помещены вопросы и ответы на них.


Я должен сказать вам, что несмотря на мой интерес к данному предмету, зародившийся около 1946 года и с тех пор нисколько не уменьшившийся, я все еще не в состоянии установить эмпирическую основу, достаточную для каких-либо выводов. В течение ряда лет мне удалось собрать объемистое досье о видениях, включающее сообщения двух хорошо знакомых мне лично очевидцев (сам я ничего подобно никогда не видел!); кроме того, я прочел все доступные мне книги. И все-таки сегодня я даже приблизительно не могу определить природу этих наблюдений.

Пока ясно только одно: речь идет не только о слухе, а о чем-то таком, что люди действительно видят, и что может быть либо субъективным видением (или галлюцинацией) одного человека, либо видением коллективного порядка, являющимся одновременно большому числу лиц. Психический феномен подобного рода сходен со слухами в том отношении, что он также имеет компенсаторное значение, поскольку служит спонтанным ответом бессознательного на ситуацию, сложившуюся к настоящему времени в сознании, то есть на страхи, порожденные явно безвыходной политической ситуацией, способной в любой момент привести к всеобщей катастрофе. В такие времена люди обращают свои взоры за помощью к небу, и свыше им являются чудесные знаки угрожающей или умиротворяющей природы, причем символы округлой формы, отличающиеся особой силой внушения, появляются ныне во многих спонтанных фантазиях, прямо ассоциированных с угрожающим положением в мире.

Возможность чисто психологического объяснения иллюзорна, так как большое количество наблюдений указывает на явления природного или даже физического порядка, например, на явления, объяснимые, исходя из отражений, возникающих в результате "инверсий температуры" в атмосфере. Несмотря на противоречивый характер своих заявлений по данному вопросу, ВВС США, так же, как и Канады, считают видения "реальными" и создали специальные бюро для сбора информации. Но "диски", то есть сами объекты, ведут себя не в соответствии с законами физики, а так, как если бы они были невесомы; кроме того, они выказывают признаки разумного управления - словно их пилотируют некие человекоподобные существа. С другой стороны, ускорение, с которым они движутся, настолько велико, что ни один человек не способен его выдержать.

Широко распространенная (в Америке) убежденность в реальности дисков привела к тому, что сообщения об их приземлениях не заставили себя ждать. Недавно я прочел отчеты этого рода, происходящие из двух различных источников. В обоих случаях явственно выражен мистический элемент видения (фантазии): описываются получеловеческие, идеализированные человеческие существа, похожие на ангелов и выступающие с соответствующей просветительской миссией. К сожалению, в отчетах отсутствует хоть сколько-нибудь полезная информация. К тому же в обоих случаях не удалось сделать никаких фотографий. Отсюда необходимость воспринимать любые сообщения о приземлениях с известной осторожностью.

Особенно удивительным мне кажется то обстоятельство, что несмотря на всю свою предполагаемую информированность, а также на публично выражаемые опасения спровоцировать панику, похожую на ту, которая разразилась в Нью-Джерси в связи с радиопостановкой пьесы Уэллса, американские ВВС упорно отказываются публиковать какие бы то ни было достоверные, заслуживающие доверия сообщения, и, таким образом, работают как раз на разжигание паники. На нашу долю остается только случайная информация, добытая журналистами. В результате непосвященные не имеют возможности составить себе адекватное представление о происходящем.

Я в течение восьми лет собираю все, попадающее в поле моего зрения, но должен признать, что за все его время я ничуть не продвинулся вперед. Я до сих пор не знаю, с чем именно мы сталкиваемся в лице этих "летающих тарелок". Сообщения о них настолько удивительны и фантастичны, что даже если бы их реальность не вызывала сомнений, возникал бы соблазн сравнить их со случаями парапсихологического порядка. За неимением сколько-нибудь надежных оснований любые наши спекулятивные рассуждения будут лишены ценности. Нужно подождать и посмотреть, что принесет нам будущее. Так называемые "научные" объяснения, наподобие теории отражений Мензела, возможны только при нарочитом пренебрежении данными, не соответствующими теории.

Вот и все, что я мог бы сказать на тему о летающих тарелках.

- Предполагая, что за нами, возможно, следят разумные существа внеземного происхождения, считаете ли вы, что это обстоятельство может быть включено в существующую ныне картину мира, не причинив особого вреда? Или вы думаете, что оно обязательно приведет к чему-то наподобие Коперниковской революции и, как следствие, к панике, которой вы опасаетесь как единственного вида противодействия, обусловленного психологическими законами? Далее, должны ли компетентные органы власти предпринять шаги для предотвращения паники, и какие психогигиенические меры кажутся вам наиболее подходящими для данной цели?

- Ваши вопросы совершенно оправданны, поскольку компетентные, облеченные властью и лучше меня информированные лица полагают, что обсуждаемые нами феномены имеют внеземное происхождение. Как я уже сказал, за неимением возможности получить необходимые подтверждения я пока не могу разделить этот взгляд. Но даже если часть объектов действительно имеет внеземное или, возможно, инопланетное (Марс, Венера) происхождение, нам необходимо учитывать сообщения о тарелках, появляющихся из моря или из земли. Мы должны также иметь в виду многочисленные сообщения о феноменах, похожих на шаровые молнии или на странные, стационарные подобия "блуждающих огоньков" (не путать с огнями св. Эльма). В редких случаях шаровые молнии могут достигать значительных размеров и казаться ослепительными световыми шарами величиной чуть ли не в половину луны, движущимися от одного облака к другому или прожигающими лесные тропы шириной до пяти и длиной до двухсот ярдов. Шаровые молнии либо бесшумны, как тарелки, либо неожиданно исчезают с громоподобным звуком. Возможно, шаровые молнии в форме изолированных электрических зарядов (так называемые "молнии-бусинки") являются истинным прототипом тех выстроенных в ряды тарелок, которые удалось сфотографировать некоторым наблюдателями. В связи с тарелками неоднократно отмечались и другие электрические явления.

Итак, в вопросе о происхождении тарелок все еще много неясного. Если же их внеземное происхождение будет когда-нибудь подтверждено, мы получим доказательство того, что между планетами существует осмысленное сообщение. Трудно представить себе, что может значить этот факт для человечества. Но не приходится сомневаться, что мы окажемся в той же критической ситуации, что и первобытные общества, столкнувшиеся с высшей культурой белого человека. Бразды власти будут вырваны из наших рук и, как сказал мне некогда со слезами на глазах один старый знахарь, "мы больше не будем грезить": крылья нашего духа окажутся подрезанными, и он никогда не восстановит свою способность к высоким порывам. Естественно, наша наука и технология тут же будут отправлены на свалку. Моральные последствия подобной катастрофы легко представить на примере жалкого упадка первобытных культур, происходящего на наших глазах. Не подлежит сомнению, что способность строить такие механизмы свидетельствовала бы об уровне научной технологии, бесконечно превосходящем наш собственный.

Подобно тому, как племенные распри в Африке прекратились в результате установления Pax Britannica, нашему миру также придется свернуть свой "железный занавес" и отправить его на слом вместе с миллиардами тонн вооружений, боевых кораблей и военного снаряжения. Все это было бы не так уж плохо, но ведь мы были бы "открыты" и "колонизованы", а это уже достаточный повод для всеобщей паники!

Если мы хотим избежать подобной катастрофы, официальные лица, владеющие достоверной информацией, должны, не колеблясь, по возможности оперативно и подробно ознакомить с нею общественность и прекратить глупую игру мистификаций и двусмысленных намеков. Но вместо этого они допускают разгул фантастических и лживых сообщений, и трудно придумать более успешный способ подготовки грядущей массовой паники и психических эпидемий.

- Идея о возможной параллели с парапсихологическими процессами чрезвычайно интересна. Судя по всему, вы имеете в виду видения, не так ли? Вы пишете, что в эпохи, подобные нашей, люди обращают свои взоры за помощью к небу. Имеете ли вы при этом в виду какие-либо критические периоды в прошлом, порождавшие сопоставимые явления? Существуют ли свидетельства о других коллективных видениях или галлюцинациях со сходным содержанием? Как вы объясняете тот факт, что тарелки, за немногими исключениями, наблюдались до сих пор только над Северной Америкой? Указывает ли это, по-вашему, на их чисто психическую природу как явлений, так сказать, специфически американских, или наоборот, на то, что они существуют объективно?

- Едва ли возможно ответить на ваш вопрос об аналогии между тарелками и парапсихологическими явлениями, поскольку не существует достаточных оснований для сравнения. Для того, чтобы всерьез говорить о наличии подобной аналогии, нужно прежде всего показать, что "видения" находятся в причинно-следственной связи с психическими состояниями; другими словами, нужно показать, что под влиянием некоторых эмоциональных условий значительные группы населения могут испытывать ту же психическую диссоциацию и ту же экстериоризацию психической энергии, что и отдельно взятый медиум. На сегодняшний день мы знаем только то, что коллективные видения действительно существуют. Но вопрос о коллективных психических феноменах наподобие левитаций, световых явлений, материализаций и т. п. все еще остается спорным. В настоящее время любая ссылка на парапсихологический аспект свидетельствует только о той безграничной растерянности, в которой мы ныне пребываем. И все же я не могу удержаться от замечания, что коллективная психологическая проблема, поставленная эпидемией тарелок, представляет собой компенсаторную антитезу нашей научной картине мира.

В США господство этой картины кажется еще более очевидным, чем у нас. Как вы знаете, картина, о которой идет речь, во многом состоит из статистических или "усредненных" истин. Она исключает любые редкие пограничные случаи, вызывающие со стороны ученых реакцию отторжения постольку, поскольку они не способны их понять. В результате возникает картина мира, состоящего целиком из нормальных случаев. Подобно "нормальному" человеку они, в сущности, представляют собой фикцию, а как раз в психологии фикции могут привести к катастрофическим ошибкам.

Я не допущу большого преувеличения, если скажу, что действительность состоит главным образом из исключений, которые сводятся к норме в результате чисто интеллектуальных операций; яркая и многоцветная картина реального мира заменяется унылым и поверхностным рационализмом, способным для утоления эмоционального и духовного голода предложить одни только камни вместо хлеба (Ср.: Матфей, 7,9, Лука, 11,11. - прим. ред.). Логическим итогом оказывается ненасытная жажда сверхъестественного. Если мы добавим к этому великий упадок человеческого разума, ежедневно демонстрируемый в газетных сообщениях и принявший особенно угрожающий характер из-за неисчислимых опасностей водородной бомбы, перед нашим взором предстанет картина всеобщего духовного бедствия, сравнимого с ситуацией в начале нашей эры, хаосом, последовавшим непосредственно за 1000 г. н. э. или смутами начала XV века. Неудивительно, что в старых хрониках мы находим сообщения о всевозможных знаках и удивительных явлениях в небе или об ожидании чудесного вмешательства с неба в случае, если человеческие усилия не увенчаются успехом.

Наши видения тарелок mutatis mutandis (с соответствующими изменениями - лат.) обнаруживаются во многих сообщениях, восходящих к античности, хотя в те времена, судя по всему, подобные видения не были настолько частыми. Но, с другой стороны, тогда еще не было тех возможностей глобального разрушения, которые ныне оказались в руках наших так называемых политиков. Маккартизм и оказанное им влияние свидетельствуют о глубоких и тревожных предчувствиях, охвативших американскую общественность. Именно поэтому большинство небесных знамений должно появляться именно над Северной Америкой.

В начале нынешнего века я был твердо убежден, что ничто тяжелее воздуха не может летать, и что атом действительно "атомичен", то есть неделим. С тех пор я стал очень осторожен и ныне ограничусь тем, что повторю сказанное в самом начале нашей переписки: несмотря на доскональное знакомство со всей доступной мне литературой (включающей шесть книг и неисчислимое множество сообщений и статей, в том числе два сообщения очевидцев, знакомых мне лично), я все еще не знаю, какого рода реальностью обладают летающие тарелки. Поэтому я не в состоянии делать выводы и формулировать сколько-нибудь поддающиеся проверке суждения. Я просто-напросто не знаю, как решить загадку этого феномена.


Отрывки из публикации в "Вельтвохе" были без разрешения автора перепечатаны лондонским "Обозрением летающих тарелок" (май-июнь 1955) и Бюллетенем Организации по изучению атмосферных явлений - APRO (Аламогордо, Нью-Мексико, июнь 1958). Допущенные в публикации неточности и поднятый вокруг них рекламный шум заставили Юнга обратиться с заявлением к агентству ЮПИ (датированному 13 августа 1958 года) и открытым письмом к упомянутому в тексте книги "Современный миф" майору Кихоу. Оба документа приводятся ниже.

Заявление агентству печати ЮПИ

На основании статьи, опубликованной в Бюллетене Организации по изучению небесных явлений (APRO), распространяются сообщения о том, что я считаю НЛО существующими в действительности. Эти сообщения совершенно ложны. В недавно опубликованной книге ("Современный миф", 1958) я совершенно определенно заявил, что не могу взять на себя смелость судить о физической реальности НЛО, поскольку не имею достаточных доказательств ни за, ни против. Поэтому я посвятил свои усилия исключительно психологическому аспекту феномена НЛО, о котором имеется достаточно обширный материал. Моя позиция относительно реальности НЛО сформулирована в следующей фразе: "люди что-то видят, но что именно - неизвестно". Данная формулировка оставляет вопрос о природе "видений" открытым. "Видеть" можно как нечто материальное, так и нечто, относящееся к области психического. И то, и другое - реальности, но реальности различного рода.

Мои контакты с APRO ограничились следующим: когда я собирал материал для упомянутой выше книги, эта организация со страниц своего Бюллетеня обратилась ко мне с любезным предложением стать ее почетным членом. Я дал свое согласие и выслал по адресу APRO свою книгу, чтобы информировать их о моем взгляде на проблему НЛО. APRO защищает физическую реальность НЛО с исключительным рвением и идеализмом. Посему я рассматриваю вводящую в заблуждение статью, опубликованную в Бюллетене APRO, как досадное недоразумение.


16 августа 1958 г.

Уважаемый майор Кихоу!

Я прочел все, что Вы написали о НЛО; кроме того, я являюсь подписчиком Бюллетеня Вашего Комитета. Я признателен Вам за отвагу, с которой Вы взялись за выяснение противоречивого вопроса о реальности НЛО.

Статья в Бюллетене APRO за июль 1958 г., вызвавшая весь этот шум в прессе, к сожалению, грешит неточностями. Насколько Вам известно, я являюсь специалистом по лечению душевнобольных и медицинской психологии. Я никогда не видел НЛО и не располагаю полученной непосредственно из первых рук информацией как о самих НЛО, так и о двусмысленном отношении к ним ВВС США. Из-за этого досадного пробела я лишен возможности сформулировать определенное мнение о физической природе феномена НЛО. Будучи ученым, я утверждаю только то, что могу доказать, и воздерживаюсь от суждений, если сомневаюсь в собственной компетентности. Посему я говорю: "Люди видят нечто, но что именно - неизвестно". Я ничего не утверждаю и не отрицаю. Но не подлежит никакому сомнению, что НЛО являются предметом великого множества сообщений самого разнообразного рода.

Меня интересует главным образом именно данный аспект явления. Проникновение в его имеющую универсальное значение суть дает богатейшую пищу для интуиции. При этом я нисколько не исключаю ни физической реальности НЛО, ни их внеземного происхождения, ни целесообразного характера их поведения и т. д. Но имеющиеся в моем распоряжении данные не позволяют делать окончательных выводов; с другой стороны, они достаточно убедительны, чтобы вызывать постоянный и живой интерес.

Я с большим сочувствием слежу за вашей достойной уважения деятельностью по установлению истины о НЛО. Несмотря на то, что мое суждение о природе НЛО все еще неопределенно (надеюсь, что с течением времени ситуация изменится), я считаю возможным уже сейчас внести некоторую ясность в богатый фантастический материал, скопившийся вокруг специфических небесных явлений.

Любой новый опыт имеет два аспекта: 1) факт сам по себе, и 2) характер восприятия этого факта. Меня интересует второй из этих аспектов. Если правда, что правительственные ВВС утаивают сообщаемые факты от широкой общественности, значит, они ведут исключительно глупую, психологически неприемлемую политику. У слухов и паники нет лучших союзников, чем незнание. Очевидно, людям нужно сообщить всю правду, ибо в конце концов она все равно выйдет на свет. Едва ли это вызовет шок более сильный, чем в случае водородной бомбы: ведь о последней знают все, и тем не менее это знание не вызывает массовых обмороков.

Что касается Вашего вопроса о возможной враждебности НЛО, я должен еще раз подчеркнуть, что все мои знания о них ограничиваются тем, что можно почерпнуть из опубликованных сообщений. Вот почему я все еще так далек от какой бы то ни было уверенности относительно физической реальности НЛО.

Спасибо за любезное предложение выслать мне вырезки из прессы. Я уже получил их достаточное количество. Любые мои заявления почему-то сразу же искажаются и перевираются. Создается впечатление, что прессе больше нравится ложь, нежели правда.

Остаюсь, уважаемый майор, Вашим К. Г. Юнгом

Назад

Австралопитеки были лишь тупиковой