Только для членов Бюро Комиссии!

Географическое общество Академии Наук СССР

Комиссия по изучению аномальных явлений в окружающей среде

М. А. МАМЕДОВ

Лауреат Государственной премии, заслуженный работник культуры Карельской АССР

АНАЛИЗ СООБЩЕНИЙ ОЧЕВИДЦЕВ О ПРОЯВЛЕНИИ АНОМАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИИ ПО СЕВЕРО- ЗАПАДНОМУ РЕГИОНУ

Прочитан на заседании Комиссии 26 декабря 1985 года, г. Ленинград

Уважаемые товарищи!

В задачи сегодняшнего сообщения не входит анализ, состояния и истории уфологической науки в нашей стране. И тем не менее, именно с этого мы и хотим начать свое сообщение.

Если можно было бы разбить на условные этапы развитие уфологии, то эти этапы выглядели бы примерно так:

- первый этап - отголоски, дошедшие до нас от событий, связанных с Арнольдом Кеннетом в 1947 году, статьи и лекции Фомина 1960 года, интервью с академиком Л. А. Арцимовичем, опубликованное в "Правде" в январе 1961 года и, наконец, небезизвестный опус Дональда Мензела "О "летающих тарелках", изданный в издательстве иностранной литературы в 1962 году.

- Второй этап - это работы Ф. Ю. Зигеля, а точнее его дотошное, терпеливое и многолетнее собирательство разного рода сообщений о наблюдениях, необычных явлений в окружающей среде.

И, наконец, начало третьему этапу положило сообщение в газете "Правда" за 23 сентября 1977 года о нашумевшем событии, связанном с Петрозаводском.

Мы хотим еще раз напомнить, что в нашу задачу не входит анализ всех перечисленных выше сообщений, обзор литературы и публикаций. Мы лишь хотели отметить, что именно эту дату - сентябрь 1977 года - и можно считать датой, от которой берет свое начало советская уфологическая наука.

Говоря, проще, после сентября 1977 года мы стали менее иронично относиться к рассказам очевидцев, более внимательно стали вглядываться в небесные дали, более внимательно следить за публикациями в газетах и журналах.

Этот знаменательный третий этап можно было бы назвать инкубационным. Мы созревали и развивались сами в себе, перечитывая ходившие по рукам более или менее сомнительные пухлые труды, передавали изустно не менее сомнительные сообщения очевидцев и обижались кровно, когда в прессе неожиданно появлялись разгромные, не оставляющие камня на камне от наших "верований", умные и не очень умные статьи.

Но ведь иначе и быть не могло! Тогда наши познания были основаны лишь на сообщениях, попавших к нам через третьи руки. Да и мы сами представляли из себя лишь разрозненные кучки любителей чего-то необычного, когда даже наши единомышленники, в погоне за сенсациями или желанием произвести эффект на непосвященную публику, становились нашими врагами.

В тот период и сформировалось нечто организованное. Возникла комиссия при Географическом Обществе. Плохо ли, хорошо ли - начало работать бюро этой комиссии.

И тогда, с каждым днем, все сильнее и сильнее стала ощущаться нехватка информации. Нехватка сообщений наблюдателей аномальных явлений в окружающей среде.

Нельзя сказать, что таких наблюдений и сообщений не было вообще. Они были. Но редко, а может быть и вовсе не доходили до Комиссии. Далеко не многие знали, что при Географическом Обществе Союза ССР есть специальная комиссия.

Наблюдатели писали в газеты, в Академию Наук, в Пулковскую обсерваторию. Но, да простят нас все эти высокочтимые инстанции, сдается, что и они не ведали, куда пересылать эти сообщения и что с ними делать.

Начало четвертому этапу положила магическая цифра "764" в июле 1984 года. Так стал называться абонементный ящик нашей комиссии на московском почтамте, куда любой наблюдатель и очевидец мог прислать свои наблюдения, соображения и вопросы.

В сообщении о ящике 764, в газете "Советская Россия", устами Председателя нашей Комиссии А.И. Мордвин-Щодро, излагалась как бы мини-программа нашей работы и нашего поведения. Основной тезис был таков: "Работать без сенсаций и ненужной шумихи".

Вот небольшая цитата из этого сообщения:

"...В последние годы вошел в обиход ученых новый термин - аномальные явления, дабы отбросить спекулятивный - НЛО, с которым в представлении многих связаны "инопланетяне".

Должен сказать, что распространение слухов об инопланетянах с НЛО отнюдь не способствовало развитию научных исследований "неопознанных летающих объектов" и в основном давало их однозначную интерпретацию. На деле же мы имеем целый ряд неизвестных, науке природных феноменов. Их проявления чрезвычайно разнообразны.

Когда такие сообщения стали поступать в Академию наук СССР, в органы печати и различные государственные организации, там сочли, что они могут исходить от лиц, не осведомленных в природе атмосферных явлений. . Однако с каждым годом этих сообщений становилось все больше.

Не скрою, до сих пор раздаются голоса о надуманности проблемы, ставится под сомнение само существование таких явлений. Поставить точку в этих дискуссиях призвана наша комиссия, в состав которой вошли представители самых различных научных и научно-технических организаций, служб, министерств и ведомств страны..."

Итак, письма...

В абонементный ящик на Московском почтамте поступило несколько тысяч писем изо всех географических регионов нашей страны.

Даже самый поверхностный их анализ, а точнее - просто элементарный разбор, говорит о том, что огромное количество людей разных национальностей, профессий и возрастов интересует проблема аномальных явлений в окружающей среде. И это уже не кучка любителей экзотики!

В Ленинград, в нашу комиссию была передана тысяча писем. Примерно половину этих писем нам удалось обработать и проанализировать.

I. Прежде всего - география наблюдений. В основном это Северо-Западный регион страны. Точнее - это Коми и Карельская Автономные республики, Ленинградская, Новгородская, Псковская, Мурманская, Архангельская, Вологодская и Ярославская области. Часть писем поступило из Эстонской, Латвийской, Литовской, Украинской и Белорусской ССР.

Есть письма и из других регионов. Это - Сибирь, Казахстан и т. д.

Вообще разделить письма по географическому признаку оказалось затруднительно, т. к. адресат пишет, к примеру, из Псковской области, а аномальное явление он наблюдал в Казахстане. Один ленинградец сообщил нам о своих наблюдениях АЯ в Западной Сахаре.

2. Каков же состав авторов писем, кто к нам обратился?

По возрасту это люди от 9 лет до 85 лет. Они сообщили о виденных событиях, или слышанных от очевидцев, за период с 1900 года до наших дней.

Из них: - мужчин 60%, женщин 33%, детей 8%, анонимно прислано писем 1%.

Из общего числа присланных писем наблюдали аномальные явления в окружающей среде 89%; письма разного содержания - 11%, из них:

- религиозные рассуждения - 0,5%

- психически больные люди, некоторые из которых выдают себя за представителей иных миров на земле, работников секретных организаций, которые занимаются связью с инопланетянами, постройкой кораблей и т. д. и т. п. - 2%

- рассуждения вообще о мироздании, инопланетянах и их космических кораблях 5%

- рассуждения о том, что аномальные явления - это активная подготовка агрессии со стороны империалистов 0,8%

- письма на украинском, эстонском, литовском и латвийском языках 1,25%

- шутки на тему о летающих тарелках 0,5%

- явление полтергейста 0,25%

- предлагают свои услуги для работы в комиссии 1%

Из общего числа сообщений 27% писем, т. е. почти треть содержит рисунки, схемы и фотографии. Это свидетельствует о серьезном подходе к проблеме и большом желании оказать помощь комиссии.

3. О чем же пишут наблюдатели? Что они видели, как оценивают виденное?

Здесь мы будем пользоваться их терминологией. В основном это:

- Яркое свечение,

- Яркая звезда, которая двигалась,

- Яркая точка, которая стояла в небе, а затем стала двигаться,

- Яркий летящий шар, овал, круг, сфера, зеленый диск,

- Огненный шар, сфера, круг,

- Шар цвета апельсина, с хвостом,

- Светящийся столб, цилиндрическое тело, напоминающее бутылку,

- Светящееся пятно, растекалось по небосводу,

- Тело, напоминающее сигару или дирижабль"

- Тело, напоминающее серп,

- Светящееся тело и луч на землю в виде конуса,

- Полупрозрачный предмет треугольной формы,

- прямоугольные предметы золотисто-желтого цвета порхали на большой высоте,

- падала с неба звездочка, вдруг образовался диск, внутри было видно изображение человека и т. д.

Этот перечень можно было бы продолжить, но согласитесь - это весьма субъективные представления об увиденном. Тем более, что увиденное поразило, удивило, напугало и т. д., что могло привести к неточным оценкам и представлениям. Для одного это был шар, для другого диск, а для третьего звездочка или пятно.

Здесь важно отметить две грани поступивших сообщений. Первое - это то, что во многих письмах высказывается мысль, что теперь есть куда писать и это отрадно.

Второе, если говорить строго, более половины писем представляют весьма незначительный интерес для комиссии и может быть вообще никакого. Большинство сообщений прислано неквалифицированными наблюдателями.

Поймите нас правильно, мы готовы высказать свои благодарности всем адресатам. Вспомните наш "инкубационный период" - мы так жаждали информации. Но как можно оценить и использовать такие, к примеру, сообщения:

- "Это случилось в последних числах то ли сентября, то ли ноября, а года я не помню... "

- "...Было это не помню когда, а я училась в 7 классе..."

- "...Около сороковых годов летел шар, упал на землю и стало темно..."

- "...Видела в небе цветные звезды..."

- "...Пришлите, пожалуйста подробности по НЛО, просит весь 6«в» класс..."

И этому тоже есть свои оправдания. Ведь мы не оповестили адресатов, что нас интересует, в каком виде, с какими подробностями, с какими данными.

Такую работу, например, провели ярославцы из астросекции отделения ВАГО в отношении сообщений о шаровой молнии.

Кстати о шаровой молнии. Нам представляется, что мы иногда совсем напрасно и необоснованно становимся на позицию некоего "абсолютизма" и заявляем - "подавай нам только нечто объемное, серебристое и чечевицеобразное".

Вспомните случай с летчиком Коротковым, его встречу на высоте 1.300 метров с объектом до 5 метров в диаметре. А ведь этот объект в газете «Правда» от 8 ноября 1981 года тоже был назван шаровой молнией. Кому как показалось!

И еще один интересный пример по письмам:

Адресат из Латвии пишет: "... Овальный движущийся предмет розовато-красного цвета, кидался из стороны в сторону. Мы испугались. Я крикнул: - Эй, как тебя там, остановись! И он остановился. Я крикнул: - Лети поближе, покажись! И он послушался. Я испугался: - Стой! И он опять послушался. Товарищ сказал: - Уйдем отсюда. Тут я, наверное, сделал ошибку, надо было бы сказать: - Садись на землю, не тронь нас, познакомимся!..."

Что это? Опять шаровая молния?

4. Какое влияние оказало аномальное явление на наблюдателей, животных и технику?

- наблюдателей охватил страх, они испугались увиденного, потом они болели 1,8%

- реакция животных: люди были в ужасе от увиденного, а лошадь никак не реагировала 0,25%

- собака выла 0,25%

- чувствовался запах сероводорода /214/ 0,25%

- были слышны шумы (гул, шипение и т. д.) 0,5%

- не заводился двигатель автомашины при приближении объекта /229/ 0,5%

- машину ГАИ сопровождал вертикальный луч, освещая дорогу. При включении "мигалки" погас /236/.

- яркий круг, его взрыв, превращение в облако, снято на пленку ЦО 65, просматриваются размытые пятна /204/.

- появился шар зеленого цвета, выключилось электричество, "выбило фазу".

- в Невском районе Ленинграда, в небе появилась лента с красными лучистыми огнями, собиралась в гармошку, делала прыжок, потом собралась в кольцо. Потом во всем районе лопнули трубы парового отопления /159/.

- в Лужском районе видели светящийся предмет и имели дальний контакт, болела голове, получили команду удалиться /127/.

5. Какова степень достоверности писем?

Мы уже отмечали выше большой процент неквалифицированных писем. Но достоверны ли те письма, которые написаны более или менее квалифицировано? Нужна проверка заинтересовавших нас писем.

Вот только два примера такой проверки.

Письмо из Кондопоги, Карелия /17/: "...Шар висел в небе, испустил яркий луч на землю, а потом все исчезло. Через несколько дней тоже самое было и в Петрозаводске, из-за чего там, в кинотеатре "Калевала" был сорван киносеанс, т. к. яркий свет проникал сквозь стены..."

Интересное, сенсационное сообщение! Не правда ли? Но в беседе с директором кинотеатра выяснилось, что ничего даже похожего не происходило.

Второй пример. Пишет из Калининграда "сероглазая, стройная, одинокая интелигентка, технически образованная". Сообщает, что "в туманной и загадочной Прибалтике" часто наблюдается нечто необъяснимое и она готова сообщить много интересного. На поверку выясняется, что "стройной и сероглазой" всего-навсего 62 года и она, давно будучи на пенсии, мается от нечего делать.

Такие примеры можно было привести и еще, но мы ограничимся только отдельными фразами, выделенными из разных писем:

-"...Я болею любознательностью... " /47/

-"...Лежала в больнице, а шар летел над землей так, что почва сотрясалась, таково знамение божье..."/21/

-"...Над моим сараем пролетел НЛО. Хотел его в упор зафотографировать, а он снизился, сбил асбестовую трубу и меня треснуло по голове и она разлетелась вдребезги. Прощу комиссию возместить убытки и выслать деньги в этом конверте, физик-теоретик..."/57/

-"...Я представитель иных миров и все это прекрасно понимаю..." /147/

"...Когда выпью, то частенько меня забирают на ихний инопланетный корабль и катают по небу..." /161/

-"...Видели непонятный предмет ученики 4 класса..." и т. п.

Но закончим иронизировать. Письма вещь серьезная и деликатная. И было бы неэтично разбирать здесь кто и как их написал. Умно или не очень. Мы не случайно не называли здесь ни одной фамилии и ни одного адреса. Очевидно, правила тайны переписки, принятые в нашей стране, должны в какой-то мере распространяться и на нашу почту.

Не станем подозревать всех авторов в заведомой, злонамеренной лжи. Согласитесь, каждый видит и оценивает события субъективно. Вспомните мудрость, сказанную одним великим полководцем: "Никогда не спрашивайте о ходе сражения у раненного солдата, идущего в тыл. Для него сражение всегда проиграно, даже если оно закончилось победой".

Люди обладают разными характерами, разными темпераментами, разным интеллектом.

Все мы ждем встреч с необычным. Часто слышим слова: - «Не поверю, пока не увижу своими глазами». Так уж случилось, что обе мои встречи были без сенсаций. Мои наблюдения обыкновенны. Люди реагируют по разному и это необходимо иметь в виду.

6. Несомненно большой интерес для нас должны представлять письма, которые фиксируют одно и тоже событие.

Большинству полученных писем дала толчок публикация в газете "Труд" за 30 января 1985 года, "Ровно в 4. 10".

Прочтя эту заметку, люди вспомнили что-то свое, а некоторые (не зная, когда происходили описанные в газете события - там не было указано даты) отметили подобное именно в те сроки. Такие письма составляют целую группу - это 7% от общего числа писем. В них совпадают не только дата (6-7 сентября 1984 г.), но и время, 4.10 - 4.15 - 4.20.

Эту группу писем необходимо обобщить и постараться изучить подробнее.

Есть и другие подобные группы. Это письма о наблюдениях 27 декабря 1984 г. в 17-18 часов, они составляют 5%. Характерно, что явление было достаточно обширным. Оно наблюдалось в Ярославской, Калининской, Вологодской, Ленинградской и даже в Рязанской и Ворошиловградской областях.

7. Как оценивать и с чем можно отождествлять те явления, которые описывают наши корреспонденты?

На этот вопрос невозможно ответить однозначно и категорически. Конечно же, при более подробном изучении сообщений многие из них, придется отнести к числу фактов техногенной деятельности человечества и даже к атмосферным природным явлениям. На наш взгляд, этот отбор следует провести очень внимательно, консультируясь с авторитетными научными организациями.

Мы прекрасно понимаем, что происходит сейчас в мире. У всех на памяти недавняя Женевская встреча на высшем уровне, которая положила важное начало для поворота от бессмысленной и опасной конфронтации к международной разрядке.

Недавно западногерманский журнал "Шпигель" сообщил:"...Сейчас уже трудно продолжать расширять военное производство, ибо в мире накоплен потенциал, достаточный для 6-7-кратного уничтожения нашей планеты..." ("Правда" от 6 декабря 1985 года).

Соединенные Штаты продолжают испытывать новые виды вооружений. Программа СОИ, программа "звездных войн" на руку многим концернам и монополиям. Не хотелось бы быть пророком, но кто знает, что мы сможем еще наблюдать, если начнется внедрение ядерного и лазерного оружия в космос...

8. Вернемся снова к нашим земным делам. Как члену бюро нашей комиссии мне бы хотелось самокритично отнестись к работе комиссии, бюро и своей лично.

Мы ждали писем, но оказались плохо подготовленными к работе с ними. На мой взгляд, мы еще не отработали достаточно точной и оптимальной технологии на этот счет. Поясню. Прежде всего к письмам и корреспондентам следует относится с уважением. А значит, необходимо ответить на все или почти на все письма. Нам представляется, что эти ответы (из-за огромного, многотысячного потока писем) должны быть стереотипными, как говорится "под копирку". А к слову сказать, может быть, имеет смысл уже сейчас подумать и о типографском их изготовлении?

Предлагается два варианта этих писем.

Вариант 1-й. Уважаемый товарищ! Ваше письмо получено. Комиссия благодарит вас за присланное сообщение.

Вариант 2-й. Ваше сообщение заинтересовало комиссию. Просим сообщить дополнительно то-то и то-то.

Кроме того, необходимо отработать систему регистрации писем, шифры этой регистрации, по которым можно было бы легко и просто отыскать нужное письмо в огромной массе.

Сообщения, представляющие интерес, следует передавать для детальной проверки и отработки рабочей группе комиссии, которая должна установить степень достоверности сообщения. Может быть для этой цели следует ввести "индекс достоверности" хотя бы по трех- или пятибальной шкале.

Имеет смысл завести карту нашей страны с нанесением на нее пунктов, где наблюдались аномальные явления. В конечном счете это тоже даст некоторую картину повторяемости явлений, их периодичность.

В связи с этим мы вынуждены обрушить на уважаемые головы наших уважаемых членов комиссии ряд упреков и претензий.

Уже прошло время, когда нас вела в почтенные стены Географического Общества тяга узнать еще одну очередную плохо проверенную сенсацию, нечто такое, чем завтра можно будет щегольнуть перед своими непосвященными родственниками и товарищами. Сенсаций не будет! Они давно уже стали нашими буднями, нашей работой.

А ведь, честно говоря, многие из членов нашей комиссии так и не включились в эту работу. Нельзя больше быть только потребителями, нужно что-то делать и на общее благо.

Сегодня у нас есть возможность дать на проверку каждому члену комиссии по письму, даже по два, даже больше... Создавайте рабочие группы по 3-4-5 человек, берите письма, проверяйте их, работайте, готовьте сообщения об этой работе. Это и будет нашим настоящим делом, в котором появятся и настоящие здоровые сенсации.

9. Чем мы занимаемся? Можно ли назвать это наукой и научным поиском? Mы, как не очень любимые пасынки, кидаемся от одной мачехи к другой. Современная химия, возросшая на костях средневековых алхимиков, пренебрежительно от них отмахивается. Медики, занимающиеся дерматоглификой, утверждают, что у них нет ничего общего с пресловутой хиромантией. Иридодиагностика, открывающая новые широкие горизонты в исцелении людей, не верит в бытовавшее когда-то гадание по глазам.

Нам хочется верить, что наш "инкубационный период" кончился, что поток писем, который продолжает поступать, придаст нашей работе новое, более рациональное и нужное направление. Ну, а что касается поиска, то нам хочется здесь сослаться на положения, изложенные в Проекте новой редакции Программы Коммунистической партии Советского Союза:

"...Партия поддерживает смелый поиск, соревнование идей и направлений в науке, плодотворные дискуссии и обсуждение. Науке противопоказаны как схоластические рассуждения, так и пассивная регистрация фактов, чурающаяся смелых теоретических обобщений, коньюктурщина, отрыв от реальности..." ("Правда" от 26 октября 1985 года).

Нужно работать. Кропотливо и настойчиво. Собирать, анализировать и обобщать факты. Не боятся отрицательных результатов, т. к. это тоже результат.

Не делать сенсаций из положительных результатов, т. к. они приводят часто к нулю и тогда приходится начинать все сызнова.

Не лезть, как говорится на рожон, но и не боятся отдельных замшелых чиновников от науки, т. к. они еще не есть олицетворение ни самой науки, ни нашего государства.

Я прошу прощения у нашего солидного собрания за то, что хочу закончить свое выступление несколько необычно для такой аудитории - стихами. Чтобы стихи Евгения Евтушенко не показались кое-кому крамольными, сообщу сразу, что они были опубликованы в газете "Правда" осенью нынешнего года.

Не всякая всходит идея,
асфальт пробивает не всякое семя
Кулаком по земному шару
Архимед колотил, как всевышний:
"Дайте мне точку опоры,
и я переверну всю землю!"
но не дали этой точки:
Кабы чего не вышло...
"Кабы чего не вышло... " -
в колеса вставляли палки
первому паровозу -
лишь бы столкнуть с пути,
и в скальпель хирурга вцеплялись
всех коновалов пальцы,
когда он впервые разрезал
сердце - чтобы спасти.
"Кабы чего не вышло..." -
сыто и мордовито
ворчали на аэропланы,
на электрический свет,
"Кабы чего не вышло..." -
и "Мастера и Маргариту"
мы прочитали с вами
позднее на двадцать лет.
------------------------
Есть люди, всю жизнь положившие,
чтобы хоть что-нибудь вышло,
и трутни, чей труд единственный -
чтобы не вышло ничто.
------------------------
В доспехах из резолюций
рыцари долгого ящика,
где даже носатая Несси
и та не наткнется на дно,
не лучше жуков колорадских
и морового ящура
хлеба и коров пожирали
с пахарями заодно.
И овдовела землица,
лишенная ласки сеющего,
затосковала гречиха,
клевер уныло полег,
и подсекала под корень
измученный колос лысенковщина,
и квакать учились курицы,
чтоб не попасть под налог.
В лопающемся френче
Кабы-чего-невышлистенко
сограждан своих охраняя
от якобы вредных затей,
видел во всей кибернетике
лишь мракобесье и мистику
и отнимал компьютеры
у будущих наших детей.
И, отвергая все новое,
откладыватели, непущатели
"Это беспрецедентно!"-
грозно махали печатями,
забыв, что с ветхим ружьишком,
во вшах, разута, раздета
Октябрьская революция
тоже беспрецедентна.

(«Правда», 9 сентября 1985 года)

Благодарю за внимание!

Назад