КОМИССИЯ ПО ИЗУЧЕНИЮ АНОМАЛЬНЫХ ЯВЛЕНИЙ В ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА СССР АН СССР

Только для членов Бюро Комиссии!

А. И. Мордвин-Щодро

О работе 2-го Украинского республиканского научно-технического совещания "Обмен опытом исследования аномальных явлений в окружающей среде"

(доклад на заседании Комиссии 21.02.1983 г.)

Совещание состоялось в Киеве 30.11.82 г. Организацию проведения Совещания взяла на себя киевская секция, которую возглавляет академик АН УССР Г. С. Писаренко.

Организационный комитет довольно внушителен: председатель Г. С. Писаренко, зам. председателя - член-кор. АН СССР В. С. Троицкий и д.т.н, профессор Михайлов (зам. пред. УРП НТОРЭС им. А. С. Попова), ученый секретарь - И. С. Кузнецова. Члены орг. комитета - 7 профессоров, докторов наук и несколько кандидатов наук.

Оргкомитетом были распространены программы, они же являются и пригласительными билетами, в которых, в принципе, изложено содержание всего совещания. От программы были некоторые отступления. Прежде всего это в связи со смертью Вадима Борисовича Вилинбахова - он также был приглашен на это совещание; он должен был делать доклад "О работе Комиссии по изучению АЯ в окружающей среде ГО СССР АН СССР". Этот доклад пришлось делать мне. Кроме того, там не выступали товарищи из Ярославля.

Некоторые моменты отрицательно сказались на проведении совещания. Чувствовалось, что на оргкомитет было оказано определенное давление. Вместо целого дня заседание длилось всего лишь полдня, соответственно все доклады были по времени сокращены в два раза. Проход на заседание осуществлялся по списку. Основной принцип - чтобы не было лишних людей, особенно тех, кто занимается психобиофизической проблемой. От прессы пропустили только соб. корреспондента газеты "Советская культура", режиссера творческого объединения "Экран" ЦТ и одну корреспондентку из местной комсомольской газеты. Всех остальных, невзирая ни на что, не пропустили.

Я уже сказал, что с самого начала все были настроены на то, чтобы психобиофизическая составляющая в работе этого Совещания отсутствовала, и вместе с тем, первый же доклад - доклад д.ф.-м.н., профессора Горошко состоялся, в принципе, именно на эту тему.

Работе Совещания предшествовало обращение председателя секции Г. С. Писаренко. Он сказал несколько слов, делая основной упор на то, что вокруг АЯ ceйчac очень много различных толков, пересудов и слишком много вьется любителей дешевой сенсации. Он покритиковал себя и свою секцию за то, что они, в частности, организовали отпечатанные типографским способом приглашения, считая что они являются приманкой для людей недостаточно серьезных.

Доклад проф. Горошко назывался так: "О вопросах исследования мест проявлений АЯ". С самого начала он дал понять о том, что он не собирается отступать от принятого им ранее решения изложить материал в соответствии с накопленным опытом по исследованию АЯ в местах воздействия. Т. е. речь шла об использовании биолокационного эффекта, использовании операторов, которых называют экстрасенсами.

Горошко сказал, что имеющиеся литературные данные, опыт выхода на места членов секции, а также газетные и журнальные материалы позволяют ему делать сообщение именно в такой форме. Все это позволяет ему сделать следующие выводы:

1. Изменения, происходящие на местах проявления АЯ, можно условно разделить на два класса. Он их подразделил на силовые повреждения, которые возникают в местах воздействия, - на грунт, различного рода ожоги и т. п., и на воздействия полей неизвестной природы.

Имеющиеся в их распоряжении данные свидетельствовали о том, что поля, создаваемые АЯ, не регистрируются никакими имеющимися физическими приборами. И только с помощью некоторых косвенных данных можно было определить о воздействии АЯ на окружающую среду. Особенно докладчик подчеркнул важность воздействия на людей. Также особенно подчеркнул необходимость соблюдения строгих мер безопасности при контроле остаточного поля после воздействия АЯ на местах проявления. Практика работы киевской секции показывает, что это далеко, далеко небезопасно.

В заключение доклада он сказал, что они считают и рекомендуют каждой группе иметь человека, обладающего биолокационным эффектом.

Вторая часть доклада была посвящена вопросам методическим - как работать с очевидцами.

Профессор Горошко в своем первом, задающем тон всему совещанию докладе, подчеркнул, еще раз, что наиболее надежным методом поиска мест воздействия АЯ нужно считать использование операторов, владеющих биолокационным эффектом. Он также сказал, что овладение БЛЭ -это не нечто недосягаемое для каждого человека. Опыт работы их секции говорит о том, что им может овладеть практически каждый человек.

Как вы чувствуете, этот первый доклад задал тон, несмотря на то, что академик Писаренко все время хмурился - ему не хотелось, чтобы эта тема проходила на данном совещании, однако заготовленные для докладов материалы не изменялись.

Трудность положения заключалась в том, что в то время еще не было публикации интервью с президентом AН СССР Александровым («Комсомольская правда», 31.12.1982 г.), в котором он четко признал наличие проблемы, связанной с биоэнергетикой. Там же приводятся высказывания еще нескольких академиков, - я не буду повторять, кто не читал, может прочесть самостоятельно. И жаль, что этой публикации тогда еще не было, ибо скованность чувствовалась во всем.

Вторым докладом прозвучал доклад чл.-корр. АН СССР Троицкого совместно с доцентом Горьковского политехнического института к.т.н. Э. А. Ермиловым - председателем горьковской секции, которого вы все хорошо знаете: "Некоторые предвари-тельные результаты аппаратурных исследований мест воздействия АЯ".

В докладе было сказано о том, что трудности аппаратурных исследований общеизвестны, общеизвестны трудности при изучении характеристик АЯ, о том, что целесообразно изучать именно следы воздействия.

Поскольку в Советском Союзе мест проявления АЯ, а проще мест посадок, не так уж и много, и все они в основном находятся в Московском регионе, то группа, составленная из специалистов горьковской секции, московских инициативных групп и некоторых официальных организаций выехала на обследование этих мест посадок. Трудность также заключалась в том, что со времени посадок прошло 3-4 года, и поэтому исследование этих мест аппаратурными методами могло быть обречено на неудачу, и как потом выяснилось, нельзя было придти в результате исследований к каким-то однозначным заключениям.

Цель этой поездки заключалась в изучении возможного влияния мест воздействия АЯ на изменение частоты кварцевых генераторов. Т. е. речь идет об уходе времени в эпицентре или вблизи эпицентра места посадки.

Предпосылкой такой поездки была публикация доцента Варламова Р. Г. в одном из отчетов 1978 года. В докладе дана краткая характеристика обследуемых мест воздействия АЯ: пансионат Лесково - посадка летом 1979 г., место было локализовано с помощью очевидцев (в группе находился очевидец, который непосредственно летом 1979 г. наблюдал эту посадку); станция Подрезково - посадка 11.6.77 г. Обнаружили ее сотрудники телевизионного центра Сальников и Мельников из окна электрички. Эти очевидцы также были в составе группы; третье место - это село Строкино. Здесь днем в мае 1978 г. наблюдалась посадка очевидцем хорошего уровня - доктором тех. наук, который также участвовал в этой экспедиции. Четвертое место - это район поселка "Петушки", где 16.8.79 г. вечером наблюдалась посадка НЛО. И пятая точка - это район поселка "Пролетарский" Серпуховского района, где ночью 20.8.77 г. инженер Тютин наблюдал посадку и также был в составе этой группы.

Поездка осуществлялась весной-летом 1982 г. Изучение воздействия на смещение частоты кварцевых генераторов производилось с помощью специально разработанного для этих целей термостатированного кварцевого генератора, вернее связки - двух кварцевых генераторов. С методикой можно будет познакомиться по материалам этого совещания, которые со временем планируется опубликовать.

Основные выводы:

На основании проведенных исследований нельзя определенно утверждать или отрицать наличия эффективности воздействия аномальных образования на частоту кварцевых генераторов. Т. е. ухода времени в эпицентре мест посадок не наблюдалось. Правда, на мой вопрос, существует ли 100 процентная гарантия выхода именно в эпицентр посадки НЛО, Ермилов не смог однозначно утверждать это, поэтому остаются опасения, что эксперименты могли проводится не в эпицентрах мест посадок. Кроме того, прошло уже от 3 до 5 лет со времени посадки, поэтому не только трудно локализовать очевидцу центр посадки, но возможно и воздействие за это время со стороны АЯ резко уменьшилось или полностью исчезло. Поэтому в результате этой работы однозначный вывод об отсутствии ухода частоты кварцевого генератора при размещении его в эпицентре места посадки был бы неправомерен.

Со следующим докладом "К методике формирования каталога аномальных аэрокосмических феноменов" выступил Л. M. Гиндилис. Вы все его хорошо знаете по его выступлениям на нашей Комиссии.

В 1981 г. на таком же совещании в Киеве Гиндилис закончил свой доклад словами руководителя группы изучения аэрокосмических феноменов во Франции Эстерля (группа работает при национальном центре космических исследований Франции в Тулузе): "Прошло время споров, настало время для исследования и работы" - я не дословно процитировал. Этими словами Л. М. Гиндилис закончил свой доклад, в 1982 году этими же словами и начал свое выступление.

Сейчас нет необходимости доказывать реальность АЯ, - сказал Лев Миронович, - задача стоит в выработке адекватной методики исследований. Этому, в принципе, было посвящено и само техническое совещание.

Доклад Гиндилиса, как он сам сказал, касался прозаической темы: методики формирования каталога аномальных явлений. В основе всякого исследования лежат определенные факты. Каталог представляет собой систематическое описание случаев наблюдения аномальных явлений и призван служить эмпирической базой для исследования этих феноменов. Работа над созданием каталога привела к осознанию того, что вся процедура должна распадаться на следующие этапы:

- формирование архива первичных документов,

- формирование массива первичных сообщений,

- формирование предварительного каталога случаев, и

- формирование рабочего каталога.

Каждый случай несет какое-то сообщение о каких-то свойствах АЯ, или наблюдаемого феномена. Случай может быть простым или сложным. Простым случаем есть смысл называть такой, когда освещается одно событие. Сложным случаем называть такой, когда он состоит из нескольких отдельных событий, например, изменение формы во время наблюдения, траектории. Следует выделить случай, подлежащий изучению, но это не всегда можно сделать однозначно. Но одно условие должно быть соблюдено всегда: к какому-то, т. е. простому или сложному случаю необходимо отнести событие. При этом возможны ошибки, но для формализации это делать необходимо.

По времени мне подробнее не удастся остановиться на докладе Льва Мироновича (я говорю только о третьем докладе, а их там было двенадцать). Мне придется сослаться на то, что Лев Миронович выступал у нас на Комиссии, можно обратиться к вашей памяти с тем, чтобы вы вспомнили, что он говорил по этому поводу.

Остановлюсь только на некоторых вопросах.

Группа Гиндилиса, хотя и не зарегистрирована официально в Москве, сумела уже зарекомендовать себя как весьма активная группа. В частности, следуя своей логике и работая над первичными документами и над формированием массивов первичных сообщений, они выпустили 7 томов таких сообщений. Каждый по 4 экземпляра: один оставляли себе, второй присылали нам, третий - в Киев и четвертый - в Горький. 1-й выпуск посвящен сообщениям 1979 г., 2-й - 1980 г., 3-й - 198I г., а с 4 по 7 выпуски посвящены сообщениям до 1979 г. Все 7 выпусков имеются в нашей Комиссии, и тем товарищам, которые будут заниматься формированием каталога, нужно это иметь в виду.

Возникал вопрос, нужен ли массив первичных сообщений? Все решили, что нужно: и киевская, и горьковская секции, и наша Комиссия согласились с той логикой, которую Гиндилис закладывает в обработку этих материалов.

При формировании рабочего каталога Гиндилис предлагает проводить работу по идентифицированию, привлекая опыт французских исследователей и исследовательского центра по изучению УФО в США. Вы, видимо, знаете, что французские исследователи предложили свою систематизацию при работе с первичными документами. Все случаи они подразделяют на несколько групп. К первой группе они относят те случаи, которые отождествлены. Ко второй группе относят случаи, которые, вероятно, отождествлены, но не на 100%. К третьей, которую они назвали группой C, они относят случаи, которые невозможно отождествить из-за того, что слишком мало данных; и к четвертой - те случаи, по которым имеется четкая информация, не позволяющая отнести к чему-либо известному современной науке. Совокупность случаев четвертой группы, которую они назвали группой "D", и должна образовывать рабочий каталог.

После образования рабочего каталога необходимо произвести экспертизу, что под силу только серьезным организациям. Естественно, что условия, в которых работают энтузиасты, не позволяют им провести экспертизу на высоком уровне, поэтому Гиндилнс считает, что есть смысл проводить такую экспертизу в два этапа: первый этап - готовят общественные организации типа нашей Комиссии, горьковской секции, киевской секции и т. д., а второй этап - это передача профессиональным экспертам собранного материала. В свое время, вы, видимо, не знаете, но у нас рассматривался вопрос такой централизации, - сбора и предварительной обработки информации, - при которой все секции Советского Союза замыкались бы на одну из головных. Вначале это была горьковская секция, поскольку фактически ее возглавлял член-корреспондент AН СССР В. С. Троицкий, вложивший большую лепту и в организацию и в теорию этого дела. Сейчас положение несколько меняется: горьковская секция не будет головной - есть другие планы, о которых мы вам сообщим после того, когда они будут реализованы; ибо в нашем деле говорить заранее о путях реализации планов просто опасно - есть (и вы знаете это на собственном опыте) много злопыхателей, которые мешают работе Комиссии. Достаточно вспомнить семинар, который мы хотели провести в марте 1982 года. В день проведения он вдруг был отменен.

Гиндилис призывает также воспользоваться опытом центра исследования УФО в Америке, который возглавляет профессор Хайнек.

В своем докладе он также затрагивал вопросы работы с очевидцами, предлагая определенную методику.

Следующим был доклад Александра Борисовича Петухова. Бы помните, он выступал у нас на Комиссии. Он занимается статистическим анализом распределения аэрокосмических явлений и шаровых молний на территории СССР. С этим же докладом он выступил и на Киевском совещании. Поскольку мы его слушали здесь, то нет необходимости подробно останавливаться на его докладе, я только напомню основные положения.

Аномальные явления - это ничто иное, как шаровые молнии - так заявляют критики этой проблемы. Целью доклада Петухова и является попытка отделить шаровые молнии от феномена АЯ. Выводы по докладу сводятся к следующему:

С 1900 по 1980 год по всем четырем изученным Петуховым и его группой временным характеристикам (годы распределения, время года, время суток и продолжительность наблюдения) аномальные явления и шаровые молнии существенно отличаются. Это указывает на то, что они представляют собой различные классы явлений. Такой вывод звучал с этой трибуны, такой же вывод прозвучал и на Киевском совещании.

Следующий доклад сделал Валерий Георгиевич Писаренко, доктор физико-математических наук. Его доклад был посвящен некоторым гипотезам о природе шаровой молнии и других аномальных: явлений. Он сделал несколько замечаний по работе секции в области классификации гипотез о природе АЯ. В принципе существуют две классификации: классификация ЖЕПАН, основанная на отождествлении АЯ и классификация Хайнека, которая по сути определяет, что из себя представляет АЯ (ночные огни, дневные диски, радарно-визуальные наблюдения, только радарные, близкие контакты первого рода - это когда НЛО наблюдается с расстояния менее 150 метров, второго рода - когда налицо воздействие АЯ на окружающую среду, и близкие контакты третьего рода - с выходом гуманоидов, не будем бояться этого слова). Как говорит Писаренко, почему-то никто не затрагивает ни косвенно, ни прямо классификацию о природе АЯ, т. е. никто не представляет классификацию гипотез. Но здесь Писаренко неправ. Такие работы существуют. Может быть, он их не видел, но на совещании, действительно, об этом никто не говорил, кроме него. Докладчик предложил свою классификацию - все АЯ он поделил на 4 типа:

- магнито-плазменные тела типа шаровых молний;

- объекты земной техники, преимущественно аэрокосмической;

- случаи внушения, самовнушения одного объекта или группы объектов;

- экстраординарные явления;

Признаками экстраординарности, по Писаренко, является внезапное появление, внезапное исчезновение, очень большие ускорения, необычный комплекс физических свойств на местах проявления АЯ, т. е. на местах посадок и фантомоподобные световые эффекты.

Если остановиться на этих четырех типах, мы видим, что первые три типа не подпадают даже под определение НЛО. Неопознанные летающие объекты - означает, что речь идет об объектах, которые не были опознаны (может быть лучше сказать - не были отождествлены; еще лучше воспользоваться не нашим словом - неидентифицированы - оно имеет более конкретный смысл). Получается так, что Писаренко в понятие неопознанных летающих объектов заранее вносит то, что потом будет опознано и не принадлежит к этому классу. Об этом В. Г. Писаренко было сказано, правда, в рабочем порядке, т. к. времени на выступления там практически не было, т. к. все было сокращено в два раза.

Итак представлено 4 типа. Шаровые молнии могут быть легко выделены. Появляются они, как правило, в условиях активной грозовой деятельности, по статистике их появлению предшествует линейный разряд. В. Г. Писаренко воспользовался здесь теорией, которую предложил лауреат Нобелевской премии П. Л. Капица. Он сказал примерно так (дословно - я могу сейчас ошибиться): шаровая молния является квазиустойчивым резонансным состоянием плазмы, когда частота рекомбинации ионов плазмы примерно равна частоте столкновений ионов в плазме. Докладчик напомнил аудитории эту теорию, затем провел анализ всех 4-х типов, о которых он говорил.

В заключение докладчик сказал, что естественно, необходимы наряду с другими вопросами, теоретические проработки, которые позволили бы нам приблизиться к пониманию физической сущности феномена. Естественно, это вопрос не простой, но как один из таких шагов он предложил первые попытки в этом направлении, которые он и изложил в своем докладе.

После В. Г. Писаренко выступила И, С. Кузнецова - ученый секретарь киевской секции. Речь шла об обобщении опыта работы секции с сообщениями по киевскому региону: нет ли корреляций между проявлением конкретных АЯ с аномальным состоянием гелио-геофизической обстановки.

Остановлюсь сразу на выводах по докладу: ответ отрицательный, никакой корреляции нет, хотя в ряде случаев у них есть предположения, что, в принципе, такая корреляция может быть обнаружена; в ближайшем будущем они собираются доложить общественности даже методику прогнозирования появления, или пролета, неопознанных летающих объектов на основании тех материалов, которые они использовали при разработке этой методики. Т. е. на сегодняшний день они считают, что в принципе корреляции нет, но есть надежда создать методику, которая позволит им прогнозировать появление неопознанных летающих объектов.

Следующим был мой доклад, он состоял из двух частей. 1-я часть - за Вадима Борисовича Вилинбахова, который должен был рассказать о работе нашей комиссии; вторая часть доклада - результаты некоторых исследований, проведенных нашей комиссией. О работе нашей комиссии вы все хорошо знаете, поэтому сейчас я не буду останавливаться. Что касается результатов некоторых исследований, то в связи с сокращением времени вдвое мне удалось изложить только о случае с летчиком Коротковым. Я привез в Киев элементы хвостового оперения, поврежденные в результате встречи Короткова с огненным шаром, предоставил их на обозрение присутствующим. Несмотря на то, что академик Писаренко всех призвал отвлечься от парапсихологических аспектов этой проблемы, не успел я эти железки разложить на столе, как их окружили люди с различного рода рамками. Тут же эти остатки стали обследовать и с рамками и без рамок.

Я не случайно об этом говорю, потому что уклон в сторону исследования проблемы с помощью биофизического эффекта в киевской секции наиболее ощутимый по сравнению с другими секциями, например, новосибирской или нашей.

Следующим был доклад к.г.-м.н. Р. С. Фурдуя. Он выступил с сообщением о предварительной обработке материалов наблюдения АЯ 30 октября 1963 г. над территорией европейской части СССР. В его руки попал архив об этом событии, произошло это случайно.

На обширной территории от Прибалтики, над некоторыми областями Белоруссии (Минск), Украины (в том числе Житомир, Киев) 30.10.63 г. в небе появились многочисленные неопознанные летающие объекты. Об этом сообщили газеты (тогда это было проще), телевидение, радио. По телевидению выступил сотрудник АН УССР и призвал присылать сообщения очевидцев. После официального расследования было определено, что ни к чему известному до сих пор это событие приобщить нельзя, поэтому был отдан приказ уничтожить этот архив, а один товарищ оставил его у сбоя, об этом случайно узнали в киевской секции.

Архив был обработан группой Фурдуя по методике, предложенной Л. М. Гиндилисом, о которой я уже кратко говорил. Массив первичных сообщений состоял примерно из 150 сообщений. Исследователям удалось посетить места, беседовать с очевидцами, несмотря на то, что прошло уже много лет. Кое-где были повторены замеры азимутов, углов места и т. д. Только по одному Киеву было 96 сообщений. Были массовые наблюдения - например, над стадионом (тогда шел футбольный матч), на котором находилось около 10000 человек, наблюдала толпа в 300 человек. Наблюдались, как правило, бесшумно летящие светящиеся тела. Нужно сказать, что массовое появление НЛО было и до 30 октября за несколько дней, но пик приходится на 30 число, примерно на 16 часов. Свидетели по разному описывали увиденное: это были шары, звезды, сопровождавшиеся светящимися хвостами, группы шаров с клубами огня, 26% сообщений говорят о том, что объекты были светящимися. Наблюдалась группа огней, которая летела клином. Можно представить себе сигару или карандаш. Впереди летел самый крупный огонь. Вокруг него - различного рода светящиеся образования, и каждый объект имел светящийся хвост. В сообщениях говорится о наблюдении сигарообразных тел, цилиндров, на многих из них били источники света. Некоторые принимали их за гигантские ракеты, которые по контуру были обрамлены яркими огнями. 8% были убеждены, что видели летательные аппарата типа самолетов, но без крыльев, типа ракет. Они же видели какое-то подобие иллюминаторов, различные надстройки, прожектора и при наблюдении в бинокль - чуть ли не человекоподобные существа.

Еще во время доклада Писаренко, когда приходилось говорить о вещах, которые открыто не проходят, докладчик эти человекоподобные существа называл так: антропоподобные аномальные явления (смех в зале).

Для большинства наблюдателей все эти объекты проплыли в небе над Киевом на небольшой скорости, порядка 40-50 км/час, наблюдались несколько минут и скрылись, уменьшаясь в размерах, не заходя за горизонт. Время наблюдения колебалось от 2-х секунд до 2-х минут. Есть сообщение о наблюдении в течение 4-х минут. Видимо, это объясняется тем сектором наблюдения, которым располагает человек, находящийся в условиях города - небо для него закрыто каменными постройками. Модель события примерно такая: в определенной точке неба появилась яркая звезда из созвездия Большой Медведицы, затем она быстро росла, превращаясь в огненный шар. Шар приближался, потом распался на несколько источников света, которые не обгоняя друг друга пронеслись над головами очевидцев, превращаясь в точку, не заходя за горизонт.

Проведена большая работа. Прежде, чем коснуться выводов, я хочу сказать, что киевские товарищи составили подробнейший отчет, который занимает около 300 страниц, прекрасно оформлен, с красочными иллюстрациями - рисунками. Этот отчет они передали в каждую из секций, занимающихся этой проблемой, в том числе и в нашу Комиссию.

Выводы по 30.10.63г.:

- высота полета составляла примерно 470-480 метров. Точность связана с привязкой к облачности, которая была четко зафиксирована. Товарищи, исследовавшие этот вопрос в 1963 года- подняли много материалов, в том числе и подробные донесения местных метеорологических станций. Кроме того в воздухе находились самолеты, которые также наблюдали эти объекты;

- указаны азимуты направления полета;

- скорость (обычного рейсового самолета).

Общий вывод такой: 30.10.63г. имело место массовое наблюдение одновременно в разных точках различных объектов, имевших необычные характеристики. Летели они бесшумно. Тот, кто наблюдал их в зените, уловил шелестящий шум, или звук потрескивающих поленьев в печи. Следовательно, отвергаются метеориты, болиды, остатки спутников, разваливающихся самолетов и т. п. Были продемонстрированы слайды с изображением иллюстраций, имеющихся в отчете.

Затем вновь с докладом выступила И. С. Кузнецова. Ее доклад назывался так: "Об исследовании мест воздействия аномальных явлений", т. е. об исследовании мест посадок.

Оказывается, в киевском регионе было несколько мест непосредственного воздействия НЛО на окружающую среду - ряд зависаний и одно хорошо документированное место посадки. Один из случаев описывается следующим образом: 30.6.77 г. в районе поселка 14-летний подросток увидел за забором пионерского лагеря в лесу прозрачную, розовую равностороннюю призму с размерами граней от 80 см до 1,5 метров. Объект находился как бы над поверхностью Земли, но между деревьями. Деревья как бы составляли две грани этого объекта. Мальчик перелез через забор и удалился в лес, который был непосредственно за забором. Мальчик оказался очень любопытным, просунул голову через границу одной из граней и получил удар по всей поверхности головы типа электрического, после чего упал без сознания. Исследование было проведено двумя независимыми группами с применением биолокационного эффекта. В каждой из групп был свой экстрасенс. Ни та ни другая группа точно не знали места нахождения этих деревьев. Тот, кто знал, предварительно определил только направление шириной порядка 200 метров, сторону, в которую нужно было двигаться, и с места исследования ушел. Так что наводка, о которой часто идет речь, хотя сами по себе наводки также являются своеобразным феноменом, в данном случае исключалась. И вот, в отсутствие и очевидца и человека, знающего это место обе группы совершенно независимо в разное время нашли это место. Очевидец подтвердил, что место найдено правильно. Причем это место от начального положения при поиске было примерно 0,5 км. Помимо биолокационного эффекта, были применены и стандартные измерительные приборы: дозиметры, миноискатели, кварцевые генераторы, магнитометры и т. д. Ни один из стандартных измерительных приборов ничего не зарегистрировал. Проявление АЯ сводится только к восприятию со стороны исследователей экстрасенсов. К сожалению, подробнее я не могу остановите ся из-за недостатка времени.

Скажу только, что содокладчиком Кузнецовой по этому случаю выступил к.т.н. В. К. Олейник, который проанализировал возможности определения тех или иных параметров на месте проявления данного АЯ. Основной вывод: либо прошло много времени, из-за чего стандартная аппаратура не может зафиксировать никаких отклонений от фона, либо воздействие аномальных явлений вообще не поддается обычным традиционным методам измерений.

В конце совещания, видимо, для того, чтобы оживить аудиторию, т. к. все доклады, вообще-то, были сухими, строгими, научными было выступление Гария Еремеевича Бурганского. Многие его знают, - это человек очень большого мужества, который посвятил себя изучению в том числе и этой проблемы. Он выступил с сообщением о радарно-визуальных наблюдениях по зарубежным источникам. Он утверждал, что наиболее документальными являются сообщения радарно-визуальных наблюдений, т. е. когда наличие НЛО фиксируется и с помощью радиолокатора и визуально. В этом случае исключается возможность и галлюцинаций и возможность сбоя радиотехнической аппаратуры, ибо одни наблюдения дополняют другие. При этом свидетелями как правило являются профессионалы, знакомые со сложной современной радиотехнической аппаратурой. В качестве примеров были приведены 7 случаев. Я прочту один или два на выборку. Например, 19 июля 1952 г. 5 неопознанных целей были зафиксированы одновременно на радарно-контрольной вышке Вашингтонского национального аэропорта и они же наблюдались на базе ВВС Эндрюс. Цели наблюдались около получаса, затем одна из 5 целей направилась в сторону и также была зафиксирована другой базой, на которой был радиолокатор. Одновременно визуально эти цели наблюдались экипажами пассажирских самолетов.

Другой случай, который произошел на Аляске 12.10.52 г. На экране радара базы ВВС США появилось отчетливое изображение цели, которая шла со скоростью 1500 миль/час. Вылетели три истребителя и не нашли этой цели, однако позднее радары двух истребителей засекли эту цель и удерживали ее на экранах в течение 10 минут.

4.11.57 г. с военной базы США наблюдали яркое свечение. На экранах появилась цель. Спустя 20 минут на экране истребителя, который вылетел на опознание этой цели, цель появилась, но как он ее ни догонял, догнать не смог. Цель держалась от него все время на одном и том же расстоянии, а потом превратилась в точку и исчезла.

Все это можно прочесть в соответствующей литературе.

Заключение Гарий Еремеевич сделал такое: радары во много раз расширили возможности общего исследования и регистрации НЛО.

Совещание закончилось принятием решения. Проект решения был зачитан. Констатирующая часть: заслушано 12 докладов. Докладчики из Москвы, Ленинграда, Горького, Киева. Присутствовало около 170 представителей научной общественности. 2-е Республиканское научно-техническое совещание отмечает, что в настоящее время в СССР проводится исследование аномальных явлений в ряде городов различными исследовательскими группами при АН СССР, НТ0РЭС им. А. С. Попова в Москве, Ленинграде, Горьком, Ярославле, Киеве, Харькове, Донецке, Симферополе, Таллине, Вильнюсе, Новосибирске, Воронеже, Ессентуках и др.

Совещание отмечает, что за истекший период была проделана определенная работа по изучению АЯ и накоплен некоторый опыт. Многоплановость, случайность и широкие масштабы наблюдений требуют взаимодействия; координация между указанными группами недостаточна, исследовательские группы мало знают о работе друг друга к не налажен обмен опытом между этими группами. Слабо поставлено научно-методическое руководство исследовательскими группами.

Совещание считает (и это главный мотив и решения и всего совещания), что назрела необходимость создания единого всесоюзного координационного центра.

В заключение выступил Академик АН УССР Г. С. Писаренко, который поблагодарил всех тех, кто принял участие в совещании, сказал о том, что все они делают нужное к полезное для людей и государства дело, сказал о том, что все доклады были очень интересными. Сказал, что подобные совещания намечается проводить ежегодно в рамках Украинского Республиканского правления НТОРЭС им. А. С. Попова, считая, что они будут способствовать изучению аномальных явлений в окружающей среде.

Товарищи! Я кратко донес до вас содержание всех докладов, которые прозвучали на 2-м Украинском республиканском научно-техническом совещании по проблемам изучения АЯ в окружающей среде.

Назад